федеральное государственное бюджетное учреждение
НАЦИОНАЛЬНЫЙ МЕДИЦИНСКИЙ ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ ЦЕНТР ИМЕНИ АКАДЕМИКА Е.Н. МЕШАЛКИНА 
Министерства здравоохранения Российской Федерации

Юрий Николаевич Горбатых: «Про сердечную хирургию я особенно не думал, это дело случая»

11 июня 2018

Сердечно-сосудистый хирург, который без малого сорок лет спасает жизни маленьких пациентов со всей страны, рассказал о своем детстве, взглядах на воспитание и дал лучший совет всем родителям.

О детях в клинике


Сорок два года назад я пришел в институт. При Евгении Николаевиче Мешалкине хирурги работали в разных отделениях, мы меняли их через каждые два-три года. Я не был исключением. Два года провел в детской хирургии, затем еще четыре года - во взрослой. Все остальное время до сегодняшнего дня я работал с детьми. Во-первых, сами дети мне больше импонировали, а во-вторых, мне казалось, что, учитывая спектр пороков, которые встречаются у детей, мне будет значительно интересней с ними работать. 


С пациентами раннего возраста проблем не бывает, общение в большей степени происходит с родителями, как правило, с мамами. А со старшими детьми некоторые проблемы случаются. Когда я заведовал одним из отделений детской хирургии - врожденных пороков сердца, в нем лежали дети школьного возраста, и тогда не все ребята пребывали в клинике с родителями. Некоторые из них безобразничали, и мне приходилось приводить их в русло социальных обязательств. В те времена в этом мне большую помощь оказывал воспитатель. Тогда в клинике была такая должность. Надо признаться, достаточно жестко приходилось с ними общаться. Я выполнял для них в некоторой степени роль отца, говорил, что делать нельзя, а что - можно.

s_DSC_4209.jpg

Мне кажется, что всех детей, и особенно больных детей, нужно принимать такими, какие они есть. Стараться ко всем их шалостям относиться очень сдержано. В этом смысле, только родители, на мой взгляд, могут с ними заниматься воспитательными беседами. А врачи должны только разъяснять им, как делать не стоит. Больные дети - отдельный контингент, они и так серьезно ранены, потому что чувствуют себя несколько отличными от других. Особенно дети, которые, например, плохо ходят в силу пороков сердца и сердечной недостаточности. Их надо жалеть и стараться с пониманием относиться к тому, как они себя ведут.


Больные дети, особенно тяжело больные дети, рано взрослеют. Их сознание, их понимание жизни в два - в три раза превосходит возрастные нормы. Когда ты видишь эти умные и понимающие глаза, с одной стороны, очень жалко, сердце сжимается от осознания, что ты не всегда можешь им помочь на 100%. С другой стороны, понимаешь насколько широкий спектр у человеческих возможностей и человеческого сознания. Через пять-десять лет, когда они приходят в клинику, и ты видишь их совершенно нормально развивающимися детьми, создается впечатление, что таким образом ты даришь им детство.


Я оперировал мальчика из Казахстана, правда тогда это был еще СССР. Операция прошла отлично. А потом они всей семьей переехали в Испанию жить. Сейчас он каждый год приезжает в клинику на обследование, он замечательно себя чувствует, занимается спортом, сделал татуировку в цвете в виде сердца на груди: там, где у него послеоперационный рубец. Он очень проникся всей этой ситуацией, до сих пор благодарен. Сейчас учится в университете Мадрида. Каждый раз, когда он приезжает, чувствуется, что человек, несмотря ни на какие жизненные условия, стремится сделать все, чтобы стать значимым в этой жизни.


s_DSC_3743.jpg

В детстве человек не осознает себя смертным. Ему кажется, что так, как есть сейчас, будет всегда, и они никогда не задумываются о том, что может что-то плохое случиться. Этот оптимизм очень подкупает. Этой черте характера взрослым людям нужно учиться: не обращать внимание на те мелкие трудности, которые возникают в жизни.

Об ответственности


Я расскажу вам, в чем заключается основная сложность для врачей, которые работают с детьми, особенно это наблюдается у хирургов. Так сложилось, что хирург отвечает за все: за правильность выбранной тактики, за точность установки диагноза, за послеоперационное ведение, за последующее наблюдение. Все это проходит через твою голову, через твою душу. Это значительно сказывается на психологическом состоянии, особенно когда один за другим происходят какие-то несчастные случаи или получаешь не совсем то, на что ты рассчитывал. А ведь еще нужно разговаривать с родителями и огорчать их.


s_DSC_4252.jpg

Иногда входишь в состояние депрессии. Как ни странно, к этому со временем привыкаешь, и здесь очень важна определенная доля здорового цинизма. Такие моменты и делают врачей циниками, они стараются немного отстраниться, не пропускать все через себя. Иначе просто очень быстро сгоришь.


Я стараюсь с пациентами и их родителями не сближаться, потому что это делает меня менее свободным. Я начинаю чувствовать обязательства перед ними. Иногда это сдерживает мою логику, и подключаются эмоции. Ты начинаешь бояться сделать что-то не так. У разных врачей разное к этому отношение, у меня - такое. Уже после выздоровления, когда пациенты приезжают в гости, можно устанавливать любые отношения, хоть быть вторым отцом.


О воспитании детей


Вести себя с ребенком по-взрослому, как будто вы «на равных» - правильная позиция, но, к сожалению, у меня это не всегда получается. Мне наших пациентов жалко, поэтому я к ним так трепетно отношусь: могу иногда и пожалеть, и обнять, и посюсюкаться с ними. С точки зрения воспитания, я считаю это правильным. Я и своих детей старался не ругать, а объяснить, почему что-то нужно делать так, а не иначе.


Когда у меня появилась старшая дочь, мне было двадцать лет. Мы с ней вместе росли и взрослели. А вот младший сын - с ним я уже общался с опытом. Но это ничего не дает, с моей точки зрения, в воспитании. К тому же с парнями все равно хлопот больше, они более своенравные, более самостоятельные.


Любой человек, несмотря на свой возраст, очень быстро понимает, как к нему относятся. И понимает, что ему позволительно, на что смотрят, закрыв глаза, а за что наказывают.


О своем детстве


Себя в детстве и послушным назвать не могу, но и отвязанным тоже не был. Классе в пятом за один учебный год я сменил пять дневников, потому что к исходу четверти у меня в дневнике оставалось три листа. Много было замечаний в нем, а меня родители, особенно отец, за это ругали, серьёзно отчитывали.


А я, если честно, всегда думал, что лучше бы они меня побили, чем читали нотации.


Тогда было другое время, мы, фактически росли на улице. Ничего криминального я никогда не совершал, все было нормально. Я вырос в шахтерском городе, Междуреченске, город небольшой.  В седьмом классе мы очень увлекались с друзьями велосипедами, однажды летом мы уехали в другой город за 120 км. Думали, что мы вернемся поздно вечером, но сил не хватило, и нам пришлось заночевать на берегу речки в шалаше. Одним словом, ночь нас не было дома. Конечно, родители, к исходу второго дня, когда мы объявились, сказали нам все, что они о нас думают. Это запомнилось мне на всю жизнь.


Классе в четвертом я занимался горными лыжами, и однажды после тренировки я остался один, поехал с горки, упал, и сломал себе ногу. А дело было зимой. И если бы ни мужчина, который проходил по речке на лыжах, я бы замерз. Он принес меня в больницу, у меня было сломано бедро, была большая гематома. Как я не умер от шока, я не знаю. Родители, конечно, тоже сильно волновались, а после того, как я пришел в себя, задали мне трепку.


В этом во всем был один положительный момент - меня заставляли ходить в музыкальную школу, а так как я несколько месяцев лежал в гипсе, это позволило бросить нелюбимое занятие, чему я был несказанно рад!


О выборе профессии


Я в детстве хотел быть летчиком, а потом прочитал книгу «Мысли и сердце». С того момента меня не оставляла мысль о том, что я должен быть врачом и обязательно - хирургом. Про сердечную хирургию я особенно не думал, это дело случая.


Иногда жалею, что пошел в медицину. Жизнь близится к закату, физических сил не всегда хватает, задумываешься, а чем будешь заниматься потом, когда не сможешь хирургией заниматься. Можно и до 90 лет оперировать, но зачем это нужно? Ведь это сказывается и на качестве и многом другом.  Но в целом, я не жалею, что выбрал этот путь.


s_DSC_3768.jpg

Совет родителям: самое главное - любить ребенка, а все остальное сложится. Любить и стараться для него сделать все, что в твоих силах.


leftmail@meshalkin.ru